«Книга старого Опоссума о практичных кошках» Томас Стернс Элиот

Мюзикл Кошки
Мюзикл Кошки

Наша рубрика «Кошки в искусстве» вновь приглашает любителей кошек познакомиться с замечательным произведением Томаса Стернс Элиота (T.S.Eliot) «Книга старого Опоссума о практичных кошках». Поэт писал стихи для детей и даже представить себе не мог, что на эти стихи будет поставлен мюзикл Э.Л.Уэббера «Кошки», ставший легендой, классикой… как ни назови, все будет мало, чтобы выразить восторг! Это феерическое шоу идет с неизменным успехом с 1981 года в Лондоне, на Бродвее,  … в 300 городах, 26 странах мира, на 10 языках. Мюзикл «Cats»  завоевал самые престижные награды и премии. Посмотрите небольшой фрагмент из мюзикла Кошки прямо у нас на сайте…

Книга Элиота вышла  в свет в 1939 году, она состояла из отдельных сказочных историй в стихах о фантастическом мире кошек. С тех пор книга переиздавалась многократно на многих языках мира и пользуется заслуженной любовью и детей и взрослых.

Томас Стернс Элиот «Книга старого Опоссума о практичных кошках»

OLD POSSUM’S BOOK OF PRACTICAL CATS

Перевод  Василия Бетаки

THE NAMING OF CATS (КАК НАЗВАТЬ КОТА)

Выбрать имя коту — это вовсе не шутка,
Это вам, извините, не песенку спеть.
Каждый кот — я отнють не лишился рассудка —
Непременно три имени должен иметь.

Имя первое — просто домашнее имя,
Например — Питер, Август, Алонзо, Финдлей…
Или Джонатан, Виктор, Билл Бейли и Джимми —
Это все имена без особых затей.

Есть еще именя утонченней, изысканней
Для котов — джентльменов и кошечек-дам:
Назовите Платоном и Одалискою,
Если имя приятным покажется вам.

Но ОСОБОЕ имя — необходимее
Повседневного, то есть домашнего имени
Дать должны вы коту и его не забыть,
Ибо кот не решится без этого имени
Ни трубой хвост задрать, ни усы распушить.

Вот примеры имен этих гордых, старинных:
Мышегроуз, Муркатор, Лапист, Когтилин,
Джеликисса, Сметанция, Бомбалерина…
С ЭТИМ ИМЕНЕМ зверь во всем мире один!

Третье имя кота есть особая тайна,
Угадать это имя не сможет никто.
КОТ ЕГО НЕ ПОВЕДАЕТ ДАЖЕ СЛУЧАЙНО
Никому и нигде, никогда, ни за что!

Вот сидит он в раздумии непостижимом —
Значит, мыслью о мысли ваш кот поглощен:
Это мысль о разительно-невыразимом-
Вырази-поразитель-невообразимом
Изо всех уникальных и тайных имен.


THE OLD GUMBIE CAT (ПРОСТО КОШКА)

Я имею в виду просто кошку по имени Кэтти.
Есть у Кэтти полоски и те, и эти,
А точнее — полоски и пятнышки разные,
И тигровые, и леопардообразные.
Она сидит весь день без конца
То на коврике, то на ступеньках крыльца,
Сидит и сидит, сидит и сидит,
Именно этим род кошачий и знаменит.

Но лишь суета прекратится дневная,
Тут кошка работу свою начинает:
Уверившись в том, что весь дом задремал,
Крадется по лесенке прямо в подвал.
Она озабочена тем, чтобы мышы
Вели себя лучше, тактичней и тише,
И редкостное проявляя терпенье,
Дает им уроки вязанья и пенья.

Я имею в виду просто кошку по имени Кэтти.
Есть к Кэтти полоски и те и эти…
Нет ей равных на свете!
Она любит тепленькие местечки,
И весь день сидит то на шляпе моей то у печки.
Сидит и сидит, сидит и сидит,
Именно этим род кошачий и знаменит.

Но лишь суета прекратится дневная,
Тут кошка работу свою начинает:
Решив, что плохое питанье — причиной
Мышиной возни и тревоги мышиной,
Печет им и варит — терпенье и труд,
Уверена кошка — все-все перетрут!
И кошка готовти мышиный пирог им
Из хлеба сухого с мышыным горохом,
И сырные корки смешав с ветчиною,
Во вкусе мышином готовит жаркое.

Я имею в виду просто кошку по имени Кэтти.
Есть к Кэтти полоски и те и эти…
Любит кошка шнурами портьер поиграть в углу,
И на каждом шнуре завязать по морскому узлу.
Очень любит она посидеть на чем-нибудь плоском,
На подоконник взобравшись или гладильную доску.
Она сидит и сидит, сидит и сидит…
Именно этим кошачий род и знаменит.

Но лишь суета прекратится дневная,
Тут кошка работу свою начинает:
Решив, что безделье вредит тараканам,
Она собирает их всех за диваном,
Она разбирает их всех на отряды,
Сигналы придумывает — все как надо,
Чтоб скауты были ВСЕГДА ГОТОВЫ
По первому знаку, по первому зову!

А поэтому — трижды ура просто кошке, на ком
Обязательно держится всякий порядочный дом.

GROWLTIGER’S LAST STAND (ПОСЛЕДНЯЯ СТОЯНКА КОТА ТИГРЫКИ)

Тигрыка был разбойник, на барже плавал он,
Драчливей всех котов он был и дьявольски силен.
От Гревсенда до Оксворда знал это каждый порт,
И званьем «Ужас Темзы» кот счастлив был и горд.

Потрепанный, потертый, с мешками на коленях,
Но не было заботы ему о чьих-то мненьях.
Немого был он одноух, по правде говоря,
Но глаз единственный и злой на всех взирал горя.

Дрожал при имени его и Хаммерсмит и Путни,
И помнил тихий Роттерхит все грабежи и плутни.
Спешат курятник починить, гусей в сарай уводят,
Когда вдоль Темзы слух летит: «ТИГРЫКА НА СВОБОДЕ!»

О, горе крысам мусорным с заморских кораблей,
О горе улетевшей из клетке канарей…
И мопсику-пекинцу на улице — о, горе —
И всем котам, с которыми Тигрыка нынче в ссоре!

Но с яростью особой он был растерзать готов
Сиамских ли, персидских ли — не наших всех котов:
Кот с иностранным именем? Кот нации иной?
Да ведь в нехватке уха сиамец был виной!

Однажды летней ночью при голубой луне
Стояла баржа в Молси, качайсь на волне.
От этой теплой ночи у разогретых скал
разнежевцись, Тигрыка в сентиментальность впал.

ВОРЧУК, его приятель, ушел давным — давно:
Ведь в Хемптоне есть «Колокол» — там подают вино.
А жадный серый КУВЫРКОТ решил еще с утра
Обшарить каждый уголок трактирного двора.

На палубе Тигрыка задумчиво сидел,
На леди КУРОЕДДИ влюбленно он глядел,
Не видя, как в тени бортов из тихой темноты
На сампанах и на джонках шли сиамские коты.

Экипаж храпит беспутный, погружер в глубокий сон,
Куроедди слышит только тигрорыкий баритон,
Ей не слышно плеска весел и мурчащих шепотков,
А луна, дробясь, играет в сотнях голубых зрачков!

Все тесней кольцо сампанов и уже спасенья нет!
Да, любовники, как видно, нынче спели свой дуэт:
ГИЛЬБЕРТ МУРР своих сиамцев хорошо вооружил —
Вилки, длинные, как когти, и зубастые ножи!
По сигналу Гильберт Мурра вся монгольская орда
С грозной вспышкой фейрверка бросилась на абордаж.

Кинув джонки и сампаны сто котов, вошедших в раж,
Вмиг задраили все люки, чтоб не вылез экипаж.
На всю палубу от стаха Куроедди завизжала,
И приходится признать, что в тот же миг она сбежала.
Нет, она не утонул — мне об этом бы сказали,-
А Тигрыку окружили сто котов в сверканье стали!

Шаг за шагом отступая и кольцом врагов затертый,
Был он загнан на дощечку, нависавшую над бортом,
А по узкой той дощечке — шаг-другой и — плюх-поплюх —
Разбежался от Тигрыки по воде за кругом круг.

Весь Веппинг на голову встал от новости такой,
На набережной в Манхеде плясали под луной,
Крыс жарили на вертелах и в Бренфорде и в Доке,
И говорят, что карнавал объявлен был в Банкоке!

THE RUM TUM TIGGER (РАМ-ТАМ-ТУТ — КОТ НАОБОРОТ)

Рам-там-тут — кот наоборот:
Дайте ему мяса — он рыбки предпочтет,
Вывезли на дачу — для него в квартире рай,
Пробежала мышка — ему крысу подавай,
Показалась крыса — нет, он мышку ждет…
Да уж, Рам-там-тут — кот наоборот!

Где же Рам-там-тут?
Тут он или там?
Но какое дело до этого вам?
Все равно, ччто делает он, то и будет делать!
Разве можно с этим что-нибудь поделать?

Рам-там-тут — невыносимый кот:
Он всегда не с той стороны дверей!
Выпустите в сад — он под дверью орет,
Позовите в дом — а он на крышу поскорей!
В ящике стола подремать не прочь он,
Но закрыть рискните, если яшик прочен:
Тут же вы услышите: «Трам-там-там!»
Это Рам-там-тут поднял тара-рам.

Все равно, ччто делает он, то и будет делать!
И поверьте, с этим ничего уж не поделать!

Рам-там-тут — зверь довольно странный,
Наглость его в пословицу вошла.
Дайте кролика кусок — смотрит на сметану,
Предложите рыбы — смотрит на сметану,
Сливок дайте — фыркнет и не станет есть:
Только то он любит, что «находит» сам.
Загляните в погреб, если погреб у вас есть,
Сливки у него уже стекают по усам!

Рам-там-тут — серьезен и учен,
До телячьих нежностей не снисходит он.
Но когда вы пишите — сядет на тетрадь:
Ведь любой работе надо помешать!

Да уж, Рам-там-тут — довольно странный кот,
Рам-там-тут — кот наоборот.
Рам-там-тут — он и тут и там,
Но зачем рассказывать об этом вам?

Что бы он не делал, то и будет делать!
Разве можно с этим что-нибудь поделать?

THE SONG OF THE JELLICLES (ПЕСНЯ ДЖЕЛИКОВ)

Все джеликошки к ночи началу
Выходят на крыши — все. как одна!
Ярко сияет над джеликобалом
Джиликолепная Джелилуна.

Джеликоты — черные с белым,
А джеликошки — довольно малы.
Джелую ночь они заняты джелом:
Джеликонцерты и джелибалы.
У джеликошек веселые лица,
Джеликоты блестяще умны,
В черных глазах джелукаво искрится
Свет отраженной джелилуны.

Все джеликошки средних размеров —
Джеликотенок долго растет,
Все джеликошки танцуют умело
Джеликотанго и джелигавот.
А в ожидании ночи блистательной
Джелики дремлют, свернувшись в клубок,
Джелики моют за ушками тщательно
И начищают пальчики ног.

Все джеликошки — белые с черным,
А джеликотики невелеки.
Джелики все — как пружинные чертики —
И джеликатны, и очень ловки.
Утром они и спокойны и милы,
После обеда — отдых дневной:
Джелики копят к вечеру силы
Для джелитанцев под джелилуною

Все джеликотики — черные с беленьким,
Все джеликошки — напомню — малы…
Если погода не нравится джеликам,
Малость попрыгают через столы.
А если солнце весь дом заливает,
Может, у джеликов отдых дневной?
Нет, это силы они сберегают
Для джелитанцев под джелилуной.

MUNGOJERRIE AND RUMPELTEAZER (ГОЛОДРАНЕЦ И ХИТРОЛАПЫЙ)

Голодранец и Хитролапый — парочка отчаянных котов:
Паяцы, актобаты. ходят по канату,
Самые известные из площадных шутов.
Их местожительство — Виктория Гроу —
Просто штаб-квартира подозрительных бродяг,
Знают их неплохо и в Челси и в Сохо,
На Кенсингтон-сквере и на прочих площадях.
Бремя их славы описать — нет слов!
Почти невыносимое для двух простых котов!

Если где-то вдруг распахнулось окно,
И на поле боя похож подвал,
А чердак, где сухо всегда и темно,
Непромокаемым быть перестал,
Если в спальне распахнуты шкаф и комод,
И пропало одно из ваших пальто,
А дочь после ужина вдруг не найдет
Свой жемчуг фальшивый — вы скажете ЧТО???
— Ах, снова этот ужасный кот!
То ли Голодранец, то ли Хитролапый —
Да кто же их разберет!

Голодранец и Хитролапый не полезут за словом в карман.
А работают оперативно и по витринам и по частным домам.
Их местожительство — Виктория Гроу,
Оба — лица без определенных занятий,
Они располагают к себе безуслов-
Но любят дружески с полисменом поболтать и…

Вот садится семья за воскрестный обед.
Ясно, что шансов на похудание нет:
А есть мясо с картошкой и стручками…
Вдруг кухарка вбежит растерянными шашками
И скажет голосом, дрожащим от горя:
Боюсь, что обеда не будет вскоре —
Не раньше, чем завтра: мясо пропало!
Прямо из духовки! Как не бывало!
И все семейство тут же начнет:
-Ах, опять этот жуткий кот!
-Это — Голодранец! — Нет, Хитролапый!
-Да кто же их разберет!

Голодранец и Хитролапый сработались превосходно.
Конечно, вы скажете: «им везет» или «судьбе так угодно».
Но вот через дом проносится то ли ураган, то ли шквал,
И ни один человек, не бросающий на ветер слова,
Не скажет, Голодранец или Хитролапый тут побывал,
Да кто бы мог подтвердить под присягой, что кот был один, а не два?

Но когда из кладовки доносится «БАМ!»
Или из столовой вдруг «ТА-РА-РАМ!»
Или из библиотеки — пронзительно «ДЗЫНЬ-НЬ»
(Это ваза — все знали — эпохи Минь),
Тут все семейство хором начнет:
— Где? Кто? Который кот?
— Видно, оба тут побывали!
А кто из них кто — не все ли равно?
Разберешься теперь едва ли!

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*