«Я скучаю по тебе»

Хемингуэй и кот

Хемингуэй и кот«Я скучаю по тебе…» — так писал один из величайших писателей, Эрнест Хемингуэй, известный своей мужественностью. Эти  слова посвящены любимому коту писателя, которого звали Вилли.

Вили был любимчиком Хемингуэя и прожил у него 11 лет. Именно с Вилли «срисовал» писатель кота Ф.Киса из романа «Острова в океане»

«… В той квартире над лесопилкой мы с мамой часто оставляли тебя одного в люльке из бельевой корзины, и Ф. Кис — наш большой кот — укладывался у тебя в ногах и никого к тебе близко не подпускал…»

Однажды Вилли сбила машина, у него были сломаны две лапки, и он ужасно мучился, «лежал и мурлыкал с двумя сломанными лапами». Хэмингуэй нашел в себе силы прекратить мучения животного и пристрелил его. Он сильно переживал это событие, и рассказал о нем в письме   Джанфранко Иванчичу и его сестре: «Конечно, я скучаю по тебе. Скучаю, мистер Вилли». Писатель делится с друзьями своим горем: ему приходилось стрелять и по людям, но не по тем, с кем он жил бок о бок целых 11 лет и кого он любил!

Хемингуэй отличался любовью к кошкам.  И настоящим мужчинам присущи слабости. А началось все со Снежка, котенка, подаренного Стенли Декстером, причем, это был не обычный котенок, а шестипалый! На каждой его лапке было по 6 пальцев! С тех пор у писателя постоянно жили кошки, их количество доходило до 20, а в 1957 году на его вилле жило 57 кошек! Это были потомки Снежка, и у половины из них сохранился ген шестипалости. Всем кошкам Хемингуэй давал клички, начинающиеся с буквы S в честь Snowball, Снежка.

И сейчас в музее Хемингуэя, в штате Флорида живет более 50 кошек, большинство которых шестипалые кошки! Ухаживают за ними работники музея.

Вот небольшой отрывок из романа «Острова в океане»:

«…— Помню одного еще живого, — сказал Том-младший. — Я припрятал его и всю дорогу не обмолвился о нем ни словом, потому что мне хотелось, чтобы он остался у меня. Голубь был очень крупный — перья почти пурпурные, шейка длинная и чудесная головка, а крылышки с белым, и ты позволил мне держать его на кухне, пока мы не достанем ему клетку. Ты привязал его там за лапку. Но в ту же ночь наш кот сцапал его и притащил ко мне в постель. Кот шел очень гордый, и тащил его точно тигр туземца, и вспрыгнул с ним ко мне на кровать. Эта кровать — квадратная — была у меня после бельевой корзины. Корзинку я не помню. Вы с мамой ушли в кафе, и мы с котом остались дома одни, и я помню, что окна были открыты, а над лесопилкой стояла большая луна, и тогда была зима, и я чувствовал запах опилок. Помню, как наш большой кот шел ко мне, высоко задрав голову и волоча голубя по полу, а потом прыгнул и опустился ко мне на кровать. Я ужасно расстроился, что кот придушил моего голубя, но он был так горд и так радовался, и мы с ним так дружили, что я тоже возгордился и обрадовался. Помню, он играл с голубем, а потом стал месить лапами у меня на груди и мурлыкать, а потом опять стал играть с ним. А под конец и он, и я, и голубь — все мы заснули. Я держал одну руку на голубе, и он держал одну лапу на голубе, и ночью я проснулся, а он ест его и громко мурлычет, точно тигр.

— Вот это гораздо интереснее, чем названия улиц, — сказал Эндрю. — Томми, а ты не испугался, когда он начал есть его?

— Нет. Этот кот был тогда моим другом. Самым близким другом. Ему, наверно, было бы приятно, если б я тоже стал есть его голубя…»

Берегите своих питомцев!

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*